ИП ГКФХ Харатьян Сергей Игоревич - Союз органического земледелия

ИП ГКФХ Харатьян Сергей Игоревич


Презентация
ИП ГКФХ Харатьян Сергей Игоревич

Человек должен гармонично входить в экосистему, быть частью мироздания и следовать его законам 

ИП ГКФХ Харатьян Сергей Игоревич

ИП ГКФХ Харатьян Сергей Игоревич

Сельхозпроизодство зерновых и бобовых культур, сертифицированное по международным стандартам органик стран ЕС. Орган по сертификации SIA “Sertifikācijas un testēšanas centrs” из Латвии

Девиз: «В гармонии с природой, на благо людей»

Глава КФХ: Харатьян Сергей Игоревич

email: xapat@mail.ru

Телефон:  +7(985)767-99-85 ;+7(962)926-99-98

Сайт: www.organik.farm (в разработке)

 

Хозяйство зарегистрировано 11.07.2016, работает с весны 2016 года.

В наличии 400 га сертифицированной земли в Угранском районе Смоленской области.

 

Ищу специалистов, кто мог бы посоветовать сорта пшеницы яровой и озимой, ржи озимой, тритикале озимой, овса плёнчатого, гороха, льна-долгунца, льна масличного для выращивания в Нечерноземной зоне с избыточным увлажнением.

Ищу потребителей органического зерна в Московском и Смоленском регионах (урожай 2020 года), производителей детского питания, кому нужно зерно без химии.

Ищу производителей органических удобрений и средств защиты растений. Готов участвовать в исследованиях.

ИП ГКФХ Харатьян Сергей Игоревич

Сельхозкультура Предлагаемые к реализации объемы

(план) в 2020 году

Переработанная продукция, предлагаемые к реализации объемы
Гречиха Дружина 70 т зелёная гречка 30 т
Овёс голозёрный Вятский 100 т овёс голозёрный для проращивания 50 т
Овёс Яков 100 т
Тритикале озимая Немчиновский 56 50 т
Полба Грэмме голозёрная 20 т
Лён (семена) 20 т
Горох 20 т
Рапс 100 т

ИП ГКФХ Харатьян Сергей Игоревич

История создания сельхозпроизводства

Мои родители закончили Биолого-почвенный факультет МГУ, кандидаты биологических наук, работали в институтах микробиологии и биохимии Академии Наук СССР. Поэтому с детства я рос в атмосфере разговоров о почвах, микробах, грибах, дрожжах и вирусах. Всегда меня интересовала природа и работы на приусадебном участке под руководством дедушки. Будучи школьником, я с жадностью проглатывал новые номера журналов «Наука и жизнь», «Химия и жизнь», «Приусадебное хозяйство». Однако окончил я физический факультет МГУ и трудился несколько лет в Институте кристаллографии РАН.

Затем в 1992 г. ушел в бизнес, занимался импортом товаров из Китая, прожил в Китае почти 10 лет. Но где-то в 2012 году меня вдруг неумолимо потянуло на Родину, на землю. Мне попались статьи об известном хлеборобе Шугурове, его опыте безпахотного земледелия. Я прочел книгу Овсинского «Новая система земледелия», затем другие труды основоположников органического и биодинамического земледелия, Рудольфа Штайнера, Пфеффера, Алана Подолински, Мальцева.

Я всегда был сторонником бережного отношения к природе и её обитателям, поэтому идея того, что человек должен гармонично входить в экосистему, быть частью мироздания и следовать его законам, оказалась мне очень близка. Постепенно в голове начала складываться система и вырисовываться план создания хозяйства. Мне непреодолимо захотелось сменить мой «компьютерный» сидячий образ жизни, так как начинал беспокоить позвоночник, стали появляться новые болячки и вернулись старые, я понимал, что этот образ жизни меня попросту убивает.

ИП ГКФХ Харатьян Сергей ИгоревичЛетом 2014 и 2015 года я начал поиски земли. Объехав несколько областей, я в конце концов попал в Угранский район Смоленской области. В 80-е годы мы с однокурсниками ходили в байдарочный поход по Угре, и я помнил замечательную природу этого края, родину Исаковского и Соколова-Микитова. Я сначала исследовал этот район по спутниковым картам и приметил для себя подходящие места. Совершенно неожиданным образом, глава сельского поселения принял меня радушно, сказав, что земля есть и я могу заниматься здесь сельским хозяйством. Это разительно отличалось от моих предыдущих опытов общения с сельскими администрациями в других областях (Московской, Калужской, Тульской), там я всегда слышал отрывистое «Земли нет!».

Дальше выяснилось, что местный житель с удовольствием продаст участок, который мне приглянулся для размещения на нем пасеки и хутора. А потом появились знакомые в Москве, которые раньше работали в этом районе, они познакомили меня с надёжными местными кадрами. В общем, каким-то мистическим образом «пазл» сложился.

К весне 2016 года у меня было порядка 70 га залежи, были люди с техникой и план в голове. И я начал. Я купил семена гречихи Девятка и 50 ульев среднерусских пчел. К 25 мая мы засеяли 70 га гречихи и поставили пасеку. Так началась моя фермерская жизнь. В этот год я собрал порядка 75 т отличной гречихи и около 300 кг гречишного мёда.

ИП ГКФХ Харатьян Сергей ИгоревичС самого начала я решил, что не буду применять никакой химии. Это моя принципиальная позиция, в которой я тем более укрепился, прочитав труды классиков и поняв суть процессов, происходящих в почве и растениях. Многочисленные примеры, доказывающие преимущества биологического, естественного земледелия, успешный опыт работы многих наших соотечественников и за рубежом, всё это доказало мне абсолютную верность выбранного пути.

Конечно, не имея практического опыта, я был слишком самонадеян, начав этот сложный, как я теперь ясно понимаю, путь. В первую очередь, я конечно недооценил масштабы вложений. Если с техникой, посевной и уборочной, я смог решить вопрос, то проблема склада и всего складского оборудования (очистительной техники, сушилки, транспортировщиков зерна и т.д.) не решена до конца и сегодня. На сегодняшний день есть ангар 500 кв.м, есть пневмоочиститель Алмаз, очиститель семян Петкус-531 с триерным блоком, инновационная электросушилка «Агрохит». Необходим ещё приёмный бункер, пневмотранспортер зерна, ленточный транспортер.

Если первый год прошёл успешно, то второй сезон 2017 года получился неудачным. Я также засеял гречиху, но в этот год июнь выдался холодным, и гречиха затормозила рост, а сорняки её перегнали и заглушили. В результате урожай оказался очень слабенький, но что хуже, цена на гречиху с 35 рублей в 2016 году упала до 8 руб. в 2017. Как результат – в 2017 году я получил убыток. Выручили немного пчёлы, мёда было много, примерно 1,5 т.

В 2018 году я перестал сеять гречиху и посеял голозёрный овёс Вятский, овёс Яков, пшеницу Агату, а в конце лета – озимую тритикале сорта Немчиновский-56.

ИП ГКФХ Харатьян Сергей Игоревич

Я понял, что нужно диверсифицировать посевы, увеличить разнообразие. Лето 2018 года выдалось странное, до 4 августа почти каждый день лили дожди, а потом до 14 сентября пришла засуха.

В середине августа ульи были пусты, мёда не было. На пасеке началось воровство, сильные семьи растаскивали мёд у слабых, матки не сеяли. В конце ноября половина семей погибла (из 85), несмотря на осенние подкормки, часть уничтожили мыши. Зиму 2018-2019 пережило всего 12 семей. Урожай зерновых тоже был не очень. Посевы заглушали сорняки — пырей, осот, бодяк. Я осознавал эту проблему, нужно было очищать поля от сорной растительности, но как это было сделать практически, я понял только осенью 2018 года, когда готовил поля под озимую тритикале.

В течение августа и начала сентября я многократно дисковал и культивировал запырееные поля. Мне помогла сухая, жаркая погода – корни пырея выбрасывались культиватором на поверхность, а солнце их высушивало, растения погибали. В результате посевы озимой тритикале оказались на очень неплохо очищенных от сорняков полях, так что даже руководитель семенной инспекции во время проверки полей летом 2019 года сказала мне, что у меня поля даже чище, чем у других хозяйств после «химии».

ИП ГКФХ Харатьян Сергей Игоревич

Также в 2018 году я начал сертификацию на соответствие Регламенту ЕС. Когда ко мне в хозяйство приехала инспекционная комиссия SIA “Sertifikācijas un testēšanas centrs” из Латвии, посмотрели поля, природу вокруг, они мне сказали: «Сергей, чище мест не бывает».

2019 год начался с потери почти всех семян, которые я хранил на арендованном складе – протекла крыша и семена загорелись. Удалось спасти голозёрный овёс, немного пшеницы и немного овса Яков. Но большая часть семян погибла. Я засеял оставшимися семенами поля, овёс взошел очень хорошо, несмотря на то, что лабораторные показатели всхожести были плохие, а вот пшеница наоборот подвела, хотя в лаборатории всхожесть была нормальной. Я начал срочно доделывать свой ангар, который не успел закончить в 2018 году, подводить электричество, размещать оборудование. К концу августа склад был готов, электричество подведено, оборудование подключено. Лето 2019 тоже оказалось маломёдным, жаркая сухая весна сменилась дождливым летом. В августе за пять дней выпала, наверное, месячная норма осадков, мои пруды грозили выйти из берегов, воды было больше, чем весной после таяния снега.

Тритикале я убирал в конце августа, овёс и пшеницу удалось убрать только в самом конце сентября – начале октября. Урожай овса голозерного оказался приличным, он вымахал до 120-150 см высотой, соломы было просто невпроворот, но я успел задисковать все поля, благо зима не торопилась с приходом. Есть надежда, что солома успеет вся переработаться к весеннему севу 2020. Тритикале сеял позже, чем в 2018 году – последний сев закончил в начале октября, посмотрим, что с ней будет после такой аномальной бесснежной зимы.

В прошлом, 2018 году, из-за раннего сева до 25 августа, рекомендованного, кстати, академической наукой, тритикале так переросла, что началось кущение, а зимой вся эта масса выпрела и погибла, а весной отрастала заново. В результате, как я понимаю, была израсходована впустую значительная часть питательных веществ в почве. Кстати, подтверждение этой версии я нашел у Шугурова, он пишет, что никогда не сеет озимые рано, обычно с 5 и до 25 сентября.

В конце октября центр по сертификации сообщил мне, что после очередной проверки предприятия и тестов зерна, мне выдан сертификат органического хозяйства № 05-34-2018 на основе Регламентов ЕС.

Основной ближайшей задачей я считаю очистку полей от многолетних сорняков с помощью чередования полей под озимые и яровые культуры, многократной культивацией и боронованием перед посевом озимых в течение лета (чистый пар), доведение урожайности до уровня порядка 25-30 ц/га. Попробую сидеральный пар с горчицей, донником, фацелией. Буду дальше вовлекать в оборот имеющиеся залежи, чтобы довести посевные площади до 400 га, а в более дальней перспективе – до 1000 га. Также основная ближайшая задача – подбор сортов культур, которые хорошо растут и не болеют в нашей зоне с избыточным увлажнением, сорта должны быть устойчивыми к грибковым заболеваниям, ржавчине, фитоспорозу, головне и т.п., не прорастать в колосе.

Планирую начать собственную переработку, производить зелёную гречку, голозёрный овёс для проращивания, цельнозёрную муку, крупы из ржи, пшеницы, полбы, спельты. И, конечно же, начать продажи за границу. Но для этого ещё очень многое нужно сделать — оборудовать склад, чтобы он соответствовал требованиям для экспорта, внедрить полностью всю технологию подготовки зерна, чтобы соответствовать требованиям строгих стандартов и т.д.

ИП ГКФХ Харатьян Сергей Игоревич

Я конечно хотел бы, чтобы всё сельское хозяйство России стало биологическим, отказалось от использования химической отравы, которая бьёт в конечном счёте обратно в самого же человека. Свою задачу я вижу в том, чтобы через 5 лет в нашем Угранском районе заработал местный кластер, кооператив единомышленников органического земледелия. Чтобы мои соседи-фермеры могли присоединиться к моему движению, использовать мой опыт в своей работе и вместе мы могли бы с прибылью продавать наше органическое зерно заграницу.

Считаю, что это единственно возможный путь развития земледелия, все другие варианты с использованием химически синтезированных веществ неприемлемы, т.к. нарушают естественные механизмы в природе, ведут к истощению плодородия почв, гибели микроорганизмов, насекомых, животных и человека в том числе.

Желаю всем участникам движения за органическое сельское хозяйство успехов в этом нелёгком, но жизненно важном для всей планеты Земля движении за возврат к природному, биологическому пониманию земледелия, движению за разумность действий и ответственность перед предками, оставившими нам эту землю и ответственность перед потомками, которым ещё предстоит здесь жить.