Новости

30/10/2018 в 12:54

Сыровато

Россия накормит костромским сыром весь мир. Он еще не знает, что его ждет

сыр органический кострома

В России хотят повторить успех стран Евросоюза и вывести на международный рынок тысячи региональных брендов, сопоставимых с «Бордо» и «Пармиджано». В Гражданский кодекс вводится новое понятие «географическое указание», благодаря которому потребители смогут быть уверены, что костромской сыр был действительно произведен в Костроме, а башкирский мед — в Башкирии. Сейчас защитить права на местные товары крайне трудно. Кустарям приходится отбивать судебные атаки крупных компаний, претендующих на их торговые марки. В то же время эксперты опасаются, что упрощенным порядком регистрации географических указаний первыми воспользуются производители контрафакта. Перспективы алтайской гречки как мирового бренда — в материале «Ленты.ру».

Можем повторить

Российские власти собираются упростить регистрацию товарных знаков для региональных брендов. Для этого в законодательство вводится новое понятие — «географическое указание». Соответствующие поправки в четвертую часть Гражданского кодекса сейчас рассматривает Госдума. Речь идет о коллективном товарном знаке, право на который получают все производители этой области. Таким образом планируется обеспечить достоверную маркировку множества продуктов. Ожидается, что вслед за «Вологодским маслом» и «Белевской пастилой» появятся сотни новых региональных товаров, известных потребителям.

Глава Роспатента Григорий Ивлиев уже заявил, что упрощенная регистрация позволит российским локальным продуктам выйти на международный уровень. Как он отметил, в России на территории 85 субъектов проживает более 190 народов, обладающих уникальным культурным наследием, но при этом действуют лишь 170 регистраций, из которых только 138 — российские. «За время действия законодательства в этой области из трети регионов не подано ни одной заявки. Вдумайтесь — не зарегистрированы такие известные всем наименования, в том числе и за рубежом, как дымковская игрушка, дятьковский хрусталь», — заявил Ивлиев.Сыровато

Упростив регистрацию, планируют повторить успех Евросоюза, где зарегистрировано более трех тысяч региональных брендов. Часть из них, например, «Грана Падано», «Пармиджано Риджиано», «Бордо» давно стали визитными карточками своих стран. Глава национального союза экспортеров Илья Семин сообщил «Ленте.ру», что новая форма патентной защиты местных производителей позволит ощутимо нарастить экспорт российских региональных продуктов. «Нам нужно иметь до 2024 года не меньше 30 узнаваемых во всем мире брендов, это вполне реальная цель», — поделился он планами.

Встали на защиту

Единственная доступная сейчас форма интеллектуальной защиты для региональных производителей — товарный знак наименования места происхождения товаров (НМПТ). Механизм его регистрации довольно сложный, поэтому пока официальный статус получило сравнительно небольшое количество географических брендов. К ним, в частности, можно отнести «Ессентуки», «Вологодское масло», «Гжель».

По существующим правилам, НМПТ могут получить только широко известные товары. При этом нужно доказать, что они обладают уникальными свойствами, которые сложились благодаря географическому расположению или особенным человеческим ресурсам. Для регистрации надо собрать целый пакет документов, в том числе получить у уполномоченного ведомства заключение, что регистрируемый продукт действительно уникален. Минздрав России выдает заключения в отношении минеральной воды, Минпромторг России определяет судьбу изделий народных художественных промыслов. Минсельхоз Россииотвечает за продовольствие, пиво и безалкогольные напитки, а Росалкогольрегулирование — за крепкий алкоголь. При этом для ряда категорий уполномоченного ведомства вообще нет, поэтому и зарегистрировать их по существующим правилам не выйдет. Такая проблема относится, например, к косметическим товарам.

Географическое указание предлагает гораздо более простую схему: можно будет явочным порядком зарегистрировать любой товар, у которого хотя бы одна стадия производства проходит на территории, к которой его хотят привязать. Председатель правления Союза органического земледелия Сергей Коршунов заметил, что правила, которые разработал Роспатент, — это мера для внутреннего рынка. По его словам, государство пытается разработать необходимые механизмы защиты, которыми могут пользоваться мелкие производители. Благодаря этому крупные компании, которые производят продукты в других регионах, не смогут выдавать их за местные. «То есть использовать названия знаменитых продуктов только потому, что у них там есть филиал. Алтайская гречка может быть алтайской, если она там выросла, а если компания зарегистрирована на Алтае, а производство, допустим, в Татарстане, то это не алтайская гречка. То же самое с башкирским медом, если пасеки в Башкортостане, только тогда это башкирский мед», — говорит Коршунов.

Получилось как всегда

Часть производителей опасается, что новый механизм поспособствует росту контрафакта. Соответствующие замечания есть, например, в письме заместителю председателя комитета Госдумы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству Дмитрию Сазонову, которое направил Союз производителей безалкогольных напитков и минеральной воды (текст есть в распоряжении «Ленты.ру»). Там отмечается, что присутствующее в поправках понятие «стадия производства» полностью дискредитирует институт географических наименований. Благодаря нему станет возможной, например, следующая ситуация. Воду из любого региона привозят в Ессентуки, разливают там по бутылкам и совершенно легально продают под брендом «Ессентуки», поскольку одна из стадий производства выполнена в регионе. «Таким образом, вводимые изменения упростят выпуск контрафактной продукции и узаконят его», — говорится в письме.

По мнению Роспатента, имеет место «не совсем верное» толкование нормы законопроекта. Чтобы зарегистрировать какое-либо обозначение в качестве географического указания, необходимо, чтобы оно позволяло идентифицировать товар, как происходящий с конкретной территории, пояснили «Ленте.ру» в пресс-службе ведомства. При этом товар должен обладать определенным качеством.

Законопроект действительно допускает, чтобы минимум одна из стадий производства товара, маркируемого географическим указанием, происходила на этой территории. Но как уточнили в Роспатенте, речь идет не о любой стадии производства, а именно о той, которая влияет на формирование качества, репутацию или иные характеристики товара. В свою очередь Союз производителей безалкогольных напитков и минеральной воды обратил внимание, что в законе нет определения таких понятий как «известность» или «надлежащее качество». «Отсутствие четких определений может привести ко множественным вариантам толкований данных понятий, что является коррупционным фактором», — предупреждают в письме.

Легкое лукавство

Глава Союза экспортеров России Семин считает, что инструмент географических указаний может стать одним из самых сильных драйверов роста малых городов. Как он пояснил, сейчас в развитие региональных брендов не инвестируют, потому что они никак не защищены. Если легко удастся обеспечить защиту местного товара — сразу появится стимул его развивать. Поскольку потребители будут уверены, что обладают достоверной информацией о происхождении товара, регионы начнут бороться за качество продукции, завоевывать репутацию.

«Пока есть конкуренция с производителями из других регионов, мало кому интересно инвестировать в бренд «Костромской сыр». Но как только появится гарантия, что результаты деятельности останутся за Костромой, многие будут готовы вкладывать не только деньги, но и время и прочие ресурсы. Будет обеспечена поддержка со стороны городских институтов, местных энтузиастов», — рассуждает он.

Сыровато

В свою очередь председатель комиссии по территориальному развитию Общественной палаты России Андрей Максимов заметил, что апелляция к европейским региональным брендам типа «Пармиджано» или «Коньяк», чей успех обещают повторить в России, — «некоторое лукавство». Как он напомнил, за брендами, которые имеют всемирную известность, стоят столетия работы. «Нужно сначала создать бренд, обеспечить продвижение, — сама система юридической защиты бренда не создаст. Это уже вторичный момент, сначала нужно нарастить ресурс, который потом можно будет защищать», — сказал он.

Это будет дорого

В то же время, как напомнил Максимов, развитие брендов требует очень больших затрат. Помимо непосредственно денежных вливаний, это и «труд подвижников, которые тратят свои силы и время». Действительно, сейчас растет интерес к локальным брендам, кустарным товарам, но оценить потенциал рынка практически невозможно. «Любые расчеты являются искусственными, если не сказать надуманными. При этом спрос довольно нишевой, и говорить о конкуренции с массовым продуктом пока не приходится», — признает эксперт.

По его словам, локальные бренды работают главным образом в туристической сфере, в меньшей степени — в гастрономии, и еще меньше проявляют себя в товарном производстве. В целом можно говорить о локальной популярности у узкого круга потребителей. Чтобы переломить ситуацию, необходима полноценная господдержка. Пока она практически не развита, единственная отрасль, где это пытаются делать — внутренний туризм.

Сыровато

Как сообщил Семин, Союз экспортеров сейчас борется за то, чтобы поддержку региональных брендов закрепили в рамках национального проекта «Международная кооперация и экспорт в промышленности», созданного во исполнение майского указа президента России. Продвижение таких брендов на международных выставках, по мнению Союза экспортеров, «гарантированно сработает» и позволит значительно увеличить экспорт российских региональных продуктов.

Минералка из-под крана

Проблема защиты региональных брендов сейчас стоит достаточно остро. За них идут патентные войны, и даже наличие НМПТ может не спасти. Минеральная вода Сарова, по иронии судьбы, одна из первых получила соответствующую регистрацию. Однако нижегородский производитель бутилированных вод ООО «Минеральная вода и напитки» смог через суд ее аннулировать. Параллельно бренд был оформлен как товарный знак на саму компанию.

Процесс длился почти десять лет. В 2013 году дело дошло до кассации, но и там суд поддержал решение о прекращении правовой охраны, решив, что минеральные воды Сарова не обладают какими-то уникальными свойствами. Таким образом новый правообладатель запретил всем остальным предприятиям, которые разливают воду из скважин Сарова, указывать на этикетке место производства. При этом само ООО «Минеральная вода и напитки» получило право писать «Сарова» вообще на любой воде, чем вскоре и воспользовалось. В 2015 году Управление Роспотребнадзора по Нижегородской области уличило производителей в том, что воду разливают не из скважин, как заявлено на бутылке, а берут непосредственно из городского водопровода.

Битва за сыр

Сейчас аналогичная борьба развернулась вокруг адыгейского сыра. По данным Национального союза производителей молока за 2017 год, в Адыгее производится только 10-15 процентов всего объема адыгейского сыра. Хотя «Адыгейский сыр» зарегистрирован в качестве НМПТ, производители из других регионов используют ту же маркировку и стремятся в судебном порядке отменить исключительные права Адыгеи. В 2016 году правовую охрану сыра пытался оспорить в Роспатенте брянский производитель молочных товаров «Умалат», тоже выпускающий сыр под брендом «Адыгейский». Компания получила отказ, но в начале 2018 года апелляцию подали уже 12 производителей «адыгейского сыра». Осенью дело перешло в кассационный суд.

Аргументация истцов строится на том, что сами кавказские производители не соблюдают заявленную технологию. Поскольку сыра производится больше, чем в регионе получают молока, часть сырья явно закупают на стороне. Соответственно уже нельзя говорить о том, что «Адыгейский сыр» можно делать только из молока «от коров, пасущихся на пастбищах в предгорьях Большого Кавказа». Так же поставили под сомнение, что в Адыгее для производства сыра используется исключительно ручной труд, а для упаковки — плетеные корзины, которые придают характерный узор поверхности. «Я уверен, что в нашем производстве используются те же технологии, что и у адыгейских компаний — это немецкие и другие импортные машины», — заявил директор по развитию ростовского производителя молочных продуктов и молока «Белый медведь» Денис Афанасьев.

По мнению Семина, введение понятия «географическое указание» сведет на нет спекуляции вокруг уникальности тех или иных местных продуктов. «В дискуссии: привязываться к технологии или месту происхождения, — я за место происхождения. При таком подходе возникает возможность развивать свой продукт и зарабатывать у каждого самого маленького региона», — заметил он.

Действительно, регистрация в качестве географических указаний, позволила бы избежать подобных конфликтов. С другой стороны, при упрощенной схеме снижаются и требования качеству. Инструмент географических указаний сам по себе может обеспечить только то, что производство (по крайней мере, какая-то его стадия) будет идти в регионе. Автоматически создать по-настоящему уникальный и узнаваемый бренд таким образом не удастся. Чтобы вывести на рынок российские «Пармиджано» и «Бордо» нужны инвестиции, дополнительные меры поддержки, и главное — механизмы, которые заставят производителей следить за качеством своей продукции.

НАЗАД К СПИСКУ ВСЕХ НОВОСТЕЙ